Летом 1921 года святителю Луке (Войно-Ясенецкому) пришлось пу­блично выступить в суде, защищая профессора П. П. Ситковского и его коллег от выдвинутого властями обвинения во «вредительстве». Тогда во главе таш­кентского ЧК стоял латыш Петере, ре­шивший сделать суд показательным. Профессор С. А. Масумов вспоминает о суде следующее:

«Великолепно задуманный и отре­жессированный спектакль пошел на­смарку, когда председательствующий вызвал в качестве эксперта профессора Войно-Ясенецкого:

- Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью мо­литесь, а днем людей режете?

На самом деле святой Патриарх-исповедник Тихон, узнав о том, что профессор Войно-Ясенецкий принял священный сан, благословил ему про­должать заниматься хирургией. Отец Валентин не стал ничего объяснять Петерсу, а ответил:

- Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей Вы, гражданин общественный обвинитель?

Зал встретил удачный ответ хохотом и аплодисментами. Все симпатии были теперь на стороне священника-хирурга. Ему аплодировали и рабочие, и врачи. Следующий вопрос по расчетам Петерса должен был изменить настроение рабочей аудитории:

- Как это Вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве Вы его видели, своего Бога?

- Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, от­крывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил.

Колокольчик председателя потонул в долго не смолкавшем хохоте всего зала. «Дело врачей» с треском провалилось».